?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

А теперь, слайды.

или микрозарисовки из последней недели

Он (подходит, пьяный, начинает жадно обнюхивать): hi! (hug) сто лет не виделись (hug continues) damn i love the way you smell!
Она: ага. (hug) you mean the way my hair smells
Он: ну если уж на то пошло, то the way your shampoo smells
Она: я поняла, я передам той, которая по тебе с ума сходит, каким шампунем пользоваться
Он: о, спасибо
========
Лучики заката. Все, естественно, пьяные.
Она1 (аpproaching, with a smile): Dude. Ну ты же понимаешь?
Она2 (сидит, поднимает голову, улыбается, кивает): Понимаю.
Она1 walks away.
Sunset.
========
Первые три песни, Х смотрел Y чётко в глаза и улыбался широченной улыбкой.
========
Звоню в Ньюйорк Игорю посоветоваться насчет сакса. Он, естественно, спрашивает откуда сакс, я говорю, что друг себе купил, пока не пригодилось, отдал мне на неопределенный срок.
Игорь: какой сакс?
Я: Альт.
Игорь: Рената что ли?
Я: э? (удивлённое молчание)
Весьма неожиданная реакция, учитывая, что в моём понимании они друг друга знать не могли или по меньшей мере не должны были.
Звоню Ренату. Оказывается, в понимании Рената они действительно незнакомы, более того, с тех пор как сакс был куплен, первой его из чехла достала я.
Явно кто-то чего-то забыл или перепутал, но получилось забавно.

Ин конклюжен,
моего сакса зовут Федя. Я на нем играю уже 4 дня. У меня уже есть спектр из около 15-ти нот, которые делают доступными около 5ти тональностей. Я брожу по дому, дудя "Два весёлых гуся", "Во поле берёзка стояла", "От улыбки станет всем светлей", "Переведи меня через майдан" и прочее что в голову придёт.
Мои руммейты вместо ожидаемого "заткнись дура, заебала", придумывают чего бы ещё мне сыграть и - вот уж воистину благодарные слушатели - выразительно офигевают от того, что я на самом деле на слух могу сыграть практически всё что угодно, даже на совершенно чуждом мне инструменте.
Я прусь.
I love this house.
А Федя просто гламурно крут. Это офигенно, когда инструмент построен всей механикой наружу. В отличие от пианино, у которого все рычажки внутри.