?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Песня. Для тебя.

Однажды по весне кузнечик влюбился в пень...
Так вот, однажны по весне кузнечик влюбился в пень :))
И вот он, значит, всё кружится вокруг него, такой, стрекочет, мол, ты мой пень, счас я тебе спою песенку!
А пень говорит, "Ага, блин, ну и нахуй мне твоя песенка. Знаешь скока я тут произрастаю уже, оооооо! Сколько я таких песенков уже слышал! Сколько я таких песенок сам уже спел... и вообще," говорит, "не видишь, что ли? Я раньше был деревом. Я ветвился и кустился и на мне росло что-то, кажется яблоки. А теперь я пень. Я больше не дерево. Во мне гнездятся муравьи... я мёртв и сам себе противен. Уйди, не мешай мне сохнуть."
А кузнечику чё, ему так хочется спеть песенку! Ну и конечно желательно чтобы пень песенку услышал и одобрил. Кузнечик сел на пень, заглянул внутрь - ну да, муравьи. Домик... Хм. Сделал пару кругов вокруг пня, осмотрел его со всех сторон. Там-сям росточки пробиваются. Листики нежно зелёные. Ах!
"Пень, а пень," говорит кузнечик, "ты не сухой. У тебя есть зелёные веточки. А вон там, с южной стороны даже бутончик. Скоро он распустится и к тебе прилетит пчела. А ещё через пару лет из тебя вырастет самая красивая в мире яблоня!!!"
"Супер. И будут люди мне ветки обламывать, а птицы мои яблоки жрать. Уйди, дай спокойно умереть," отвечал пень.
Ну и кузнечик такой, не знает чего уже сказать, отводит глаза и тихо-тихо шепчет, "А моя песенка волшебная..." А пень говорит, "Ну и неебёт."
А кузнечику же так хочется спеть песенку!... И чтобы пень услышал и улыбнулся! Блин!
Сложил кузнечик лапки, поплакал. А что делать? Можно ещё долго скакать вокруг пня, времени не жалко - всё лето впереди. Можно петь ему песенку. Только что толку если она ему не нужна. Но нужна ли, или нет, песенка уже есть, и она про Пень. Про то какой он Пень, самый распрекрасный и самый пнистый пень в мире. Раз песенка уже есть, как же её можно не петь? Разве можно песенку про Пень петь где-то ещё, кроме как здесь и сейчас. Разве песенка может жить отдельно от Пня?

Ну, нахуй!

И полетел кузнечик куда-то зигзагами. А в голове песенка. Встретил кузнечик по дороге полевой ветер.
"Скажи мне, Ветер, может ли песенка жить отдельно от Пня?"
"Нет," сказал Ветер, "не может."
"Вот моя песенка. Передай её Пню, а то она умрёт," грустно попросил кузнечик и полетел дальше.
Положил Ветер песенку в карман и полетел дальше заигрывать с пшеном, васильками и незабудками. Ластился к ним, подлизывался, шебуршился меж колосьев и синих лепесточков. И лишь к концу дня вспомнил он про кузнечика, хвать - а песенки-то нету! Потерялась. Выпала. Рассыпалась по полю.
"Что ж мне теперь делать," заволновался ветер, "если я не донесу до Пня песенку, она умрёт!" и завыл от горя.
"Мы знаем, мы знаем," тихо шелестели стебельки и цветочки, "мы знаем песенку. Ты раздал её нам. Не горюй, возьми нас с собой, к Пню, мы ему всё расскажем."
Расстроеный и пристыженый, ветер направился к Пню.
"Вот," буркнул он по прибытию, "это тебе от кузнечика," и рассыпал горстку семян.

А меж тем, кузнечик летел вдоль реки, всеми лапками стрекоча свою песенку. И встретил он на реке солнышко. Медленно и неторопливо накидывая петли лучиков на лысые ветки старого дуба, солнце вязало невидимый шарфик.
"Сонца," сказал кузнечик, "У меня была самая волшебная в мире песенка. Но мой Пень не захотел её слушать. Я не посмел его ослушаться и улетел. Теперь моя песенка становится всё грустнее и грустнее. Чем дальше я лечу, тем больше она вянет... как мне быть?"
"Волшебная, говоришь?" подмигнуло Солнышко. "Не дело это, волшебным песенкам на лету вять. Ей обратно домой надо, иначе совсем зачахнет. Давай сюда, я отнесу."
"Спасибо," кивнул кузнечик, протянул Солнышку песенку и полетел дальше.
"Вот сейчас, ряд закончу," решило Солнце... Ряд. Ещё ряд. Целый день Солнышко вязало свой шарфик, позабыв про песенку, пока и вовсе не уснуло.
"Ах я глупое старухо!" запричитало оно, проснувшись поутру. "Целый день вязало, а теперь ни шарфика ни песенки! Ай горе-то горе, песенка-то наверно заблудилась и совсем завяла..."
"Не грусти, Солнышко," отвечала Река. "Ты вплело кузнечикову песенку в шарфик, и засыпая под вечер, уронило его в воду. Не пропала песенка. Она у меня. Ты возьми меня с собой и мы вместе отдадим её Пню."
Обрадовалось Солнце, улыбнулось и засветило ярко-ярко. Вскоре из неба высунулось маленькое хитро-взъерошенное облачко.
"А вот и я," пропело оно, отряхиваясь и зачёсывая лохматости. "Пора!" И Солнце с Облачком отправились в путь.
"Вот," хором заявили они по прибытию, "это тебе от кузнечика," и станцевали вокруг Пня разноцветной радугой.

А кузнечик летел всё выше и выше. Было ему холодно и грустно, но сквозь усталое жужжание его крыльев продолжала струиться волшебная песенка. И тогда он встретил небо.
"О Небо!" взмолился кузнечик. "Я устал, я не могу больше лететь. Но у меня есть волшебная песенка, которой нужно вернуться домой. Я отдавал её Ветру, но она осталась со мной. Тогда я отдал её Солнцу, но вот она песня, ты слышишь? Она всё ещё здесь, со мной. Забери её. Донеси, подари её яблочному Пню. Передай ему, что нет ничего на свете радостнее, чем скакать с ростка его на росток, сея панику среди его муравьев. Когда я рядом с ним, я счастлив и от счастья начинаю петь. Я не могу не петь, находясь рядом, и поэтому улетел. Передай ему, что я его люблю."
"Спи," промолвило Небо, "ты устал. Я отнесу твою песенку."
И кузнечик уснул...
"Вот только не видно ничего, ночь... где мой фонарик? Луна, ты где?" Но луны не было. "Эх, как всё не вовремя," вздохнуло Небо и начало одеваться, пуговка за пуговкой застегивая свою искрящуюся мантию. "Так-то лучше," сказало Небо, застегнув последнюю звезду, и оглядело землю.

Земля пела...
"Кто брал песенку у кузнечика, отзовитесь!" приказало Небо.
"Я," сказал Ветер. "Я взял и потерял. Я просыпал её в поле, и теперь каждый колосок и каждый одуванчик знает песенку."
"Ты олух и растяпа, ты должен был отнести её Пню! Сдержал ли ты свое слово???" возмутилось Небо.
"Я собрал с поля что смог и все отнёс Пню," прошептал Ветер и пристыженно засвистел.
"Поле!" призвало Небо. "Откуда у тебя песенка?"
"Ветер растерял песенку меж моих цветов и колосьев," отвечало поле, шелестя пшеном.
"Ты знаешь что песенке нужно домой, почему ты не вернуло её Ветру?"
"Каждый мой стебелек и листик знает теперь песенку. Ветер взял моих семян и отнес их Пню," отвечало поле.
"Послушайте же друг друга! Вот она, песенка!!! Ничего вы не передали, ничего вам доверить нельзя!" бушевало Небо.
"Мы отдавали," тихо шептали Ветер и поле.
"ТАК ПОЧЕМУ ЖЕ ОНА ДО СИХ ПОР У ВАС?" громыхало Небо.
"Мы не знаем," выдохнул Ветер.
"Мы не знаем," повторило поле.

"Ещё! Кому ещё кузнечик передавал песенку, отзовитесь!" приказало Небо.
"Я," отвечало Солнце, смущённо и опасливо выглядывая из-за горизонта.
"Где она теперь?" вопрошало Небо.
"Я вязало... зазевалося я. Песенка вплелась в шарфик, шарфик упал в реку и зацепился за корягу. Быстро бежит Река, много воды, рыб, сучков и червячков пронеслось мимо того шарфика пока я спало. Теперь вся река, всё что в ней живет и плавает знает песенку."
"Зазевалося? Ну с Ветра, понятно, спросу никакого быть не может. Дурак безответственный. Но вы, бабуля, ЗАЗЕВАЛИСЯ???" грозно ревело Небо. "Сдержало ли ты, Солнце, своё обещание, донесло ли песенку до дома?"
"Я светило-светило, и Река отпустила со мной Облачко. Вместе с Облачком мы навестили яблочный Пень и станцевали ему радугу," чуть не плача отвечало Солнышко.
"А шарфик? Где твой шарфик? Покажи!" потребовало Небо.
Солнце достало шарфик. И в каждой его лучистой ворсинке звенела кузнечикова песенка.
"Река, безобразница, отвечай! Где песенка? Почему не вернула?"
"Полоскалась песенка всю ночь в моей воде," мелодично журчала в ответ Река, "утром, что могла, я вернула."
"Так почему же, почему, скажите мне," гневалось Небо, "песенка которую вы ОТДАЛИ, до сих пор звенит и в шарфике и в твоем течении!"
"Мы не знаем," отвечала Река.
"Мы не знаем," перепуганно буркнуло Солнышко и спряталось.

Земля пела...
"Земля, ну а ты чего поёшь," спрашивало Небо. "Тебе кузнечик давал свою песенку?"
"Не давал," отвечала Земля. "Это не я пою."
"Кто же тогда поёт? Отзовитесь!" позвало Небо.
"Я!" "Я!" "Я пою," раздалось со всех концов земли. "Мы все поём!"
"Почему вы поёте? Вам давали песенку?" спрашивало Небо. "Вот ты, берёза, откуда её знаешь?"
"Ветер летел мимо, я видела дырку в его кармане, а из дырки торчала песенка! Она мне улыбалась! Как же я её могу забыть!" отвечала берёза.
"Ты, муха, откуда знаешь песенку?" спрашивало Небо.
"Я увидела радугу над старым пнём и не смогла не окунуться в неё!" отвечала муха.
"И мы! и мы!" перебивая выкрикивали растения и зверушки. "Мы всё видели, мы всё слышали, мы поём потому, что не можем не петь!"
"Почему вы до сих пор не отнесли песенку домой? Вы же знаете, что она не ваша!" удивлялось Небо.
"Мы отдали. Мы донесли. Мы всем-всем рассказали," в один голос отвечало всё живое.
"Так почему же, если вы отдали, песенка до сих пор у вас," спрашивало Небо.
"Мы не знаем, мы не знаем," в один голос отвечали все.

"А ты, Небо," пискнула самая маленькая гусеница, вскарабкавшись на самую высокую ромашку, "тебе кузнечик давал свою песенку?"
"..." Небо молчало.
"Сдержало ли ты своё слово?" спросила гусеница.
"..." Небо молчало. Все настолько удивились, что перестали галдеть.
"Ну и где теперь песенка, которую тебе дал кузнечик?" повисло в тишине, хотя никто не проронил ни слова.

И тут одна звезда не выдержала и хихикнула. И тут же за ней вторая. И ещё, и ещё. Звёзды тряслись от хохота и от этого постепенно расстёгивались.
"У нас песенка," смеялись звёзды. "Пошли, отдадим! Отсегни нас, Небо!" Небо отстегнуло последнюю пуговицу. Ветер подхватил искрящуюся мантию и плавно опустил её на землю.
"Не сдержало я своё слово," сказало Небо и заплакало.
И непонятно было мошкам и зверушкам, то ли им тоже плакать, то ли смеяться. И вместо того чтобы попрятаться по норам, они пошли знакомиться. Под проливным дождём звёзды, осевшие паутинкой на траву, мерцали со светлячками. Ядовитый дуб спрятал свои хитроумные иголки с пригласил к себе змей и лис. Река вышла из берегов. Впервые, речные рыбы и раки смогли водить хоровод с улитками. А дождь все шёл и шёл, и впитывался в землю. И тогда Земля сказала:
"Да. Теперь я понимаю почему вы не можете не петь. Не плачь Небо, не пропала песенка. Волшебная песенка не может потеряться."
"Скажи, Земля, почему песенка, которую мы отнесли домой и отдали Пню, до сих пор с нами? Почему мы не можем её не петь?"
"Это волшебная песенка," отвечала Земля. "Теперь и я её с вами петь буду. Тот кто её услышал, не может не петь."

И тут самая глазастая стрекоза заметила что яблочный Пень молчит.
"Он не поёт," сказала стрекоза."Мы все услышали и запели. А он не поёт, значит он не слышит? Наверно потому кузнечикова песенка до сих пор у нас, что Пень её не услышал и у нас не забрал."
"Да," ответила Земля. "Ты права, стрекоза. Невозможно подарить песенку тому, кто её не слышит. Невозможно отдать кому-то то, что ему не нужно."
"И что же нам делать," заверещало всё живое и поющее. "Песенка не может жить без Пня, её нужно отдать!"
И все уставились на Пень.
"Почему же ты не слышишь песенку, почему?" спрашивали все по очереди.
Небо продолжало безутешно реветь. Затопило поле, затопило норы, гнёзда и дупла. Звери, не переставая петь начали паниковать.
"Солнышко, вернись Солнышко," причитали звери и мошки, "мы знаем почему песенка до сих пор у нас, ты не виновато! Вернись, успокой Небо, согрей нас и высуши наши домики!"
Солнце с опаской выглянуло из-за горы. "Почему же песенка до сих пор у нас?" спросило Солнце.
"Потому что Пень не поёт!" кричала белка, затаскивая своих бельчат на самый высокий камень.
"Все кто песенку слышал, все её начали петь," вторил ей муравей, из последних сил цепляясь за веточку, которую швыряло из стороны в сторону течением.
"А пень молчит, значит он её не слышит," булькала рыба, с интересом разглядывая ранее неизвестный ей тип водорослей. "Ты что за водросля? Я тебя съем," наконец обратилась рыба к растению.
"Нельзя подарить песенку тому, кто её не слышит, тому, кому она не нужна!" в истерике заорал одуванчик, "Я не водросль, я одуванчик, не ешь меня!!! СОЛНЦЕ, вернись, меня сейчас рыба съест!!!!"
"Рыба, не смей есть одуванчик, он не для этого тут растёт," сказало Солнце и уселось в своё кресло. "Не плачь, Небо, ты не виновато. Давайте вместе петь, наводить порядок, и думать, как Пню песенку отдать." И с этими словами, от всей души распевая кузнечикову песенку, Солнышко достало свой шарфик и накинуло его на Землю, на всех мошек и зверушек. "Вот, грейтесь."
Сошла вода. Подсохла чёлка у белки и хвостик у скунса. Расфуфырился до икоты перепуганый одуванчик. Рыбы ушли домой. Звёзды так спелись со светлячками, что отказывались возвращаться на небо пока не получили с них клятвенное обещание встречаться по ночам и петь вместе. Ядовитый дуб хитро улыбнулся лисам и змеям, и спрятался в кустах. И в этот момент раскрылся яблочный бутончик с южной стороны Пня.
"Ой, а чего это вы тут все поёте?" сощурился он в солнечных лучах, и потянулся.
Все замолчали и оглянулись, думая что ослышались.

"Пень заговорил! Он услышал!" обрадовались Солнце, Ветер, Небо, и все сбежались посмотреть.
"Ой а чего это вы... все... так радуетесь?" растерялся цветок, "Хм, какая милая песенка. А давайте я с вами тоже петь буду? Ля-ля-ля..."
"Урррррааааааа!" в один голос запели все. "Пень запел песенку! Песенка спасена! Ляяяяя-ля-ля!!!"
"Пень? Я не пень..." растерялся цветок. "Я - яблоня. Не видете что ли, я цвету. О, а вот и моя пчела," и он счасливо улыбнулся. "И она тоже поёт. Ляяяяя-ля-ля," подпел он в такт пчелиному жужжанию, "чья это песенка?"
"Твоя," ответила пчела. "Эту песенку написал кузнечик для старого яблочного Пня. Она волшебная! Те, кто её услышал, не могут её не петь."
"Кузнечик хотел спеть её Пню, но Пень его прогнал. Кузнечик не посмел его ослушаться и улетел. И чем дальше он летел, тем грустнее становилась его песенка. Без своего Пня, песенка вяла и чахла."
"И тогда кузнечик отдал песенку Ветру, чтобы тот передал её Пню. Но Ветер просыпал её в поле, и тогда запело поле и всё, что на нем живёт."
"Кузнечик отдал песенку Солнцу, чтобы оно передало её Пню. Но Солнце уронило её в Реку, и тогда запела Река и всё, что в ней живёт."
"Кузнечик отдал песенку Небу, чтобы оно передало её Пню. Небо раздало песенку своим звёздам, а потом разревелось, и тогда запела Земля, и все кто на ней живёт."
"Мы все поём потому, что не можем не петь, и мы будем петь пока не вернём песенку её хозяину. Тебе."
"И вот наконец ты проснулся! Ты услышал песенку и запел её! Наконец-то мы смогли отдать песню тому, для кого она была предназначена. Мы вернули её домой, ты слышишь как весело она звенит? Она больше не чахнет. Песенка спасена, а мы можем наконец отдохнуть. Вот почему мы так радуемся."

"Да, но... я не пень. Я - яблоня," повторил цветок. "И потом, вы все - послушайте! Вы всё ещё поёте. И я пою с вами... ляяяя-ля-ля. А у этой песенки есть слова? Такая милая песенка. У неё должны быть слова!"
"Слова?" растерялась Земля. "Действительно, должны быть слова. Вы что, и слова растерять умудридись?!!! Были ли у песенки слова? Отзовитесь!" грозно приказала Земля.
"Я не знаю," ответил Ветер.
"И мы не знаем," отвечали Солнце и Небо.
"А кто тогда знает?" загремела Земля.
"Кузнечик?" предположил яблочный цветок. "Позовите кузнечика! Я так хочу с ним познакомиться и услышать ЕГО песенку!" попросил цветок.
"ПОЗОВИТЕ КУЗНЕЧИКА!" потребовала Земля.
"Кузнечик спит," сказало Небо.
"Разбудите," требовала Земля. "Нам нужно знать слова, иначе это никогда не закончится."
"Его нельзя разбудить..." прошептало Небо, "... он УСТАЛ."

И вот прошло много-много лет, а кузнечик так и не проснулся. И по сей день никто так и не вспомнил слова. Волшебная песенка кузнечика звучит во всём, что живёт и дышит: в корнях старой яблони, в шелесте колосьев и в дыхании ветра, в слезах неба и в шарфике солнышка. И каждый, кто волшебную песенку слышит, начинает её петь и не может остановиться.






















Ты слышишь?

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
dreameternal
Nov. 5th, 2007 06:23 pm (UTC)

Извини, но... блят-т-т-ть... Я пошёл просто так реветь... Спасибо...
kozasrakino
Nov. 5th, 2007 06:39 pm (UTC)
любовь - страшная зараза :)
nikolov
Sep. 23rd, 2010 02:14 pm (UTC)
и здесь не обошлось без пчел
( 3 comments — Leave a comment )