?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С ДНЕМ РОЖДЕНЬЯ, DJ z Osum Posum!!!

Жил-был Суффикс, который Никогда Ни С Кем Не Здоровался. Он был очень веселый, дружелюбный суффикс. Часто, его спрашивали, почему же он не здоровается, ведь здороваться - это вежливо и совсем не сложно. И Суффикс отвечал - "когда я прощаюсь, я говорю "до свиданья", потому что мне жаль что мы расстаемся, и мне хочется продлить нашу встречу... хотя бы еще на одно слово. А когда мы встречаемся, я просто рад!" Он был уверен, что простая радость намного важнее любой вежливости.
А вообще, Суффиксу было не жалко и несложно поздороваться. Он никому ничего не пытался доказать и не здоровался не из принципа. Просто он не привык. И когда он был действительно рад кого-то видеть, он обо всем забывал и просто радовался.

Жил-был Посум. У него были добрые синие глаза и он любил морковку. А морковка любила Посума, потому что тот качал её на качелях.
"Морковка, а почему ты фиолетовая ведь морковки должны быть оранжевые?" спрашивал Посум, притягивая к себе качели.
"Меня такой нарисовали," отвечала морковка, отталкиваясь от Посума, "а что такое оранжевые?"
"Давай ты слезешь с качелей, и я покажу тебе закат. Он оранжевый," прелагал Посум, притягивая к себе качели.
"Не, я ещё покатаюсь. Покатай меня?"
И Посум продолжал любоваться на морковку. Им обоим было всё равно, что это не качели, а маятник. Шло время.

Жил-был Грешник. У него был хобот, которым можно думать. И чем сильнее и дольше Грешник думал, тем длиннее и толще становился его хобот. Бывает, задумается так на пару дней, так и вообще в хоботе запутается, споткнется об него, лежит и думает, "ну вот опять опоздал". Думать хоботом было очень удобно. Ещё у Грешника были пейджер и бабушка. Бабушка его обожала, но упорно считала его девственником. Это было крайне неудобно.
Грешник вырос умным и добрым, но очень стеснительным и рассеянным. Толпы любящих бабушек его смущали и теснили. И когда стеснения бабушек становились невыносимыми, Грешник бесшумно хлопал дверью и рассеивался.

Суффикс любил шнырять по ловушкам, не смотря на то, что всегда в них попадался. А когда ловушек не было, он любил считать самолёты над мостом. Не важно сколько их, пусть всего лишь три. Суффикс мог часами сидеть в ночи, с любовью пересчитывая три самолёта над каким-нибудь мостом. Или счастливо спать в очередной ловушке.

Посум умел ловко и грациозно кувыркаться в траве. Он это дело любил. Еще он любил однострунный звенящий инструмент, но не умел на нем играть, т к научиться не сложилось. Поэтому, он просто кувыркался в траве, а звон одноструннного инструмента додумывал. И получалось складно и ладно.

Однажды Грешник потерял спаниеля в пельменях. Сначала он застеснялся и уже почти рассеялся, но вдруг задумался и успокоился. Он сел за стол, уставился в пельмени, и понял что устал. В эту ночь он долго думал, пока не уснул. К утру, кто-то заботливый укутал его хоботом. А спаниель нашелся рядом в горшке с геранью.

Посум сидел на травке и расстраивался. Грешник думал, отращивая при этом хобот. Рядом пустовала ловушка. Тут, откуда ни возьмись, посреди поляны материализовался Суффикс. Увидев Посума и Грешника, он так обрадовался, что забыл поздороваться, и, тихонько пискнув, сразу шмыгнул к ловушке.
"Посум, убери хвост из ловушки, щас она захлопнется," прокомментировал Грешник, но было уже поздно. Ловушка накрыла Суффикса и прищемила Посуму хвост.
"Опа, откуда это она тут взялась," удивился Посум.
"Она тут всегда была," сказал Грешник. Он был умным и наблюдательным."Ты уже полчаса так сидишь. Странно, что она не прищемила тебя раньше."
"Вот как, а я и не заметил," пожал плечами Посум. "А забавно так сидеть, вроде как и в ловушке, а вроде как и нет?" задумчиво добавил он после небольшой паузы.
"Посум, а ты чего такой грустный и не кувыркаешься?" спросил Суффикс, играясь с посумовым хвостом и улыбаясь во всю морду.
"Морковка моя куда-то делась," отвечал Посум.
"Как это - делась?" удивились Грешник и Суффикс.
"Ну я качал ее на качелях, с утра проснулся, а она куда-то делась..."
"Очень странно," кивнули друг другу Суффикс с Грешником.
"Ты, Посум, не грусти," сказал Суффикс, "дай только мне отсюда выбраться, я сбегаю домой за мелками, и мы нарисуем много-много морковок, и среди них твою найдем."
"Я не могу тебе помочь выбраться," заметил Посум, "у меня у самого хвост застрял."
"Эх, дурики," покачал ушами Грешник. "Пельменей на вас нету." Потом еще немного подумал, общупал ловушку хоботом, куда-то нажал, и она открылась.
"Фи, всю шерстку мне обслюнявил," скорчил рожу Посум и улыбнулся. "Спасибо, что выпустил, а то хвост уже затекать начал."

"Вот," раздался радостный вопль с парковки, "это похоже?" Это Суффикс вернулся с обещанными мелками и театрально снуя по асфальту, начал калякать одну морковку за другой.
"Нет. Моя морковка была фиолетовая," покачал головой Посум.
"А так?" засуетился Суффикс.
"Не похоже," сказал Посум. "Слушай, давай я сам?"
Посум начал рисовать фиолетовые морковки. А Суффикс, который на высоте своего радостного настроения настолько завертелся и закружился, что уже не мог остановиться, начал носиться вокруг и остальными мелками дорисовывать море, небо, солнце и даже летающую корову.
Грешник, наблюдая все мельтешение со стороны никак не мог решить, стесняться ему или думать. И только когда Посум с Суффиксом окончательно устали и плюхнулись рядом на асфальт разглядывать все нарисованное, он решился протянуть хобот за последним мелком.
"Мдаааааааааа, шиза," протянул он, и дорисовал оранжевый мост.
"Ооооо," загорелись глаза у Суффикса. Больше он ничего не сказал, потому что совсем обрадовался, обо всем забыл и начал считать.

Суффикс, Грешник и Посум молча валялись на асфальте. Суффикс считал и пересчитывал морковки над мостом. Посум внимательно вглядывался в каждую морковку и задумчиво покусывал себе хвост.
"Целое морковное облако," наконец произнес он.
"Ты больше не расстраиваешься?" ткнулся Суффикс в Посума.
"Нет. Я просто устал. У меня сегодня день рожденья."
"Я знаю," сказал Суффикс. "Вот, я тебе принес миску салата. Когда салат кончится, после него останется соленая сметанка. Ее так вкусно вылизывать..."
"А я весь день думал," улыбнулся Грешник и развернул длиннющий хобот. "На нем можно играть. Можно в него дуть и получается как труба. А если Суффикс подержит хобот за тот конец, а я отойду, то хобот натянется и получится струна. Ты же хотел поиграть на струне?"
Посум увлеченно вылизывающий сметанку, высунул морду из миски и сказал: "Да, сейчас."

Заканчивался еще один добрый, осенний день. Посум поиграл на хоботе. Могло бы получиться громче, но Суффикс, забываясь, постоянно подпрыгивал и хобот приходилось перенатягивать.
"Все-таки хорошо, что я не гидрант," сказал наконец Грешник. "Иначе хобот бы был рентованный, и сейчас бы мне его пришлось пойти сдавать. Хаха :) А поскольку хобот мой собственный, я могу на нем играть сколько угодно!"
И с этими словами Грешник затрубил песенку.
Посум прислушался к песенке, и начал кувыркаться в траве.
А Суффикс так обрадовался, что забыл поздороваться с ночью.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
dreameternal
Nov. 5th, 2007 06:09 pm (UTC)

Мило, добро, глючно и красиво... :) Напомнило от чего-то совсем слюняво-горшочное детство и этих дуриков один из которых был муфтой, другой бородой, а третий ещё чем-то... :)
kozasrakino
Nov. 5th, 2007 06:14 pm (UTC)
что-то такое помню, но очень смутно
( 2 comments — Leave a comment )