?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

A very small Togethering (Petunia Mono)

Очень лень писать, приходится себя заставлять.
Будем писать пикселировано.
Дожили осень, дожили-были, доприбывали, допребывали, довели начало тридцатого до сингулярности первого декабря. Зимой световое время сужается настолько, что его почти не остаётся. Нехватку тепла, света --> воли и энергии можно было бы почерпнуть из друзей. Но они все в разных местах. Они заняты серьёзными делами. У них нет времени общаться, но есть время на фесбук. Наверное так же как у меня есть время на text messages но нет времени на войсмейл.

Сформировалась фраза про молоко и мёд. Сильно позже вспомнилась песня, которая оказалась совершенно о другом, что, правда, не делает её ни лучше ни хуже. Молока с мёдом всё равно не было. Виноват либо ёжberry3.14 либо холод, а скорее всего оба. Будем ресерчить и ждать следующего праздника.

Подушки были разосланы. Народ потрошит подушки и радуется.

По прежнему не разрешён до конца вопрос "что такое важно". Один из ответов - важно гостеприимство. Знакомые Насти и Тани, которые по цепочке совсем уже незнакомых людей довели нас с Антонским до казахского балета - молодцы; девушка, которая подарила нам билеты на балет сделала настоящее чудо.

Короче, все печально, сыро, света нет, тепла нет, зима + надо восстанавливать серотонин.
А ещё, как говорила Машка-Молодец, если ты понимаешь откуда растут сорные эмоции, надо их выпалывать. А то пока будешь беременная всех переубиваешь.

======

Как говорил Паша, "акт первый, акт второй и далее"

Акт 1 - воскресенье
Мы сидели дома у Джоника. Мы вчетвером забились в крохотную узенькую кухню. Там было тепло. Мы сидели и курили, курили, курили, курили, курили, курили... спросили, что это? Джоник сказал, "ask Barry". Мы услышали "assberry". Следующие полчаса прошли в словесно-ягодном блуде. Где-то в бортовом журнале все-таки записано что это было.
С нами была Таня и Гофман. По телефону с нами была Аня Яффе и Маша Лазарянц, которые собирались к Толику.

Акт 2 - понедельник итогдалие
Мы взяли Джоника и Настину машину с колорадскими номерами и двинули в Филадельфию к Михулю. Машина ревёт как реактивный самолёт. Михуль охуительно готовит. Пошли в гости к Наташе. Фтыкали на вид из окна. Говорили ни о чем. Михуль напился и был милый и няшный. На следующий день мы гуляли по городу, по переулочкам. Курили правду, курили super sour и silver tip haze. Сходили на Book of Mormon. Михуль, пребывая в явном восторге, был щедр на мимику. Антон сидел неподвижно, не успевая переваривать материал. Я была где-то посередине между восторженной мимикой и непониманием. Потом Михуль показал нам дома, которые он строит. Я живьём увидела незаконченное здание, которое раньше мне много раз снилось. Потом Михуль показал дом своего папы. Короче Михуль - молодец. Мы подарили ему вязаную яичницу. С утра мы поехали к Толику, уже без Джоника.

Акт 3 - среда итогдалие
Купили полароидную плёнку и поехали к Толику. У Толика нас ждали Маша, Илюша, Вика, Джин и, собственно, сам Толик. Дальше был достаточно размытый ёжberry3.14. Мы вязали из крошечного газетного клубочка модель. Обсуждали выворачивание бублика наизнанку и причины, по которым бублики не подобны и из нельзя друг в друга складывать. Антонский играл на басу. Жарили сосиски. Пили чай. Курили, курили, курили. Жгли костёр. Вика жгла Гомельскую полынь и ещё какие-то палочки и семечки. Варила кофе. Вообще Вика молодец. Вика виртуозно создавала уют. Meanwhile, у костра мне дали свободу слова и музыки и я безостановочно пиздела о разных типах "русской" региональности, и о том, как это преподносят разные группы. С примерами. Толик в ролях и мельчайших подробностях рассказывал как когда он был малым, он охотился на мышей и на котов.
Потом мы сожгли модель и эти дурики уехали. Я пошла спать. Когда я проснулась было уже темно и по пропущеным мной причинам, Толик был в абсолютное желе. Приехали Вася и другие девочки. Туда-сюда бегал пронзительно верещащий ребёнок и дверь в натопленную гостинную всё время была нараспашку. Мы съели по четвертинке мармеладки, приготовились тусить у камина, и в этом момент выключилось электричество и выяснилось, что Толик непробуждаем. Мы стали тусить при свете фонарика и под батареечную музыку. Потом всем надоело и я осталась одна жарить подозрительные оладьи, в тесто которых, эксперимента ради, были сразу замешаны жаренные лук, грибы и сосиски. На запах оладушков проснулся Толик, включил электричество, залпом выпил стакан бэйлиз и потом я пошла спать.
Потом мы поехали на Ленинград. Как только выехали из зоны неприёма телефона, пришло сообщение от мамы, что умерла бабушка Марина. Дата смерти - 21 ноября 2015. И вот мы поехали на Ленинград.

Акт 4 - пятница итогдалие
Там была Таня Гофман, с которой мы немного поводили хоровод внутри плотной, но вполне дружелюбной массы людей. Ещё там была просто Таня. Она была маленькая, красивая и в юбке. Толик был всё ещё крайне в желе. Фиш не пришёл. Зато в толпе обнаружился Лёша Белов и компания. Мы обсуджали кто их target audience и получали подтверждение нашим догадкам в песне "В Питере - пить", которую мы записали для Туркина. После концерта на улице обнаружилась толпа политеховских, включая Лизу, Диану и Никитоза. Мы звали их с нами, но они не пошли.
Ленинград понравился всем, кроме Толика, который, похоже, реально охуел от многообразия свалившихся на него контрастов, и сломался. Сломавшегося Толика потом всем табором толкали до дома. Остаток вечера был посвящён всё Толику же, и отгону его алкоголя, отклеивания его от женщин, на которых он налипал как эпоксидка, сковывая и обездвиживая, и тщетным попыткам влить в него воды.
Суббота.

Tags: